Главная > Жизнь > Черногорский хребет в сентябре. Двухтысячники Украины, на которые я еще вернусь.

Блог о зарубежном SEO и интернет маркетинге

Черногорский хребет в сентябре. Двухтысячники Украины, на которые я еще вернусь.



 

Поход по Черногорскому хребту 19-23 сентября 2017 стал моим третьим горным приключением в этом году и вообще в жизни, не считая раннего детства. 

Первый был 3-дневный в конце мая из Квасов на Петрос (но без Петроса из-за погоды) и Говерлу со спуском в Заросляк.

Второй – 6-дневный июньский по Мармаросам до Черногоры, она же Поп Иван, со спуском в Дземброню.

 

Третий должен был начаться в Дземброне и закончиться в Квасах, на этом я планировала «закрыть вопрос с Карпатами и дальше думать о серьезных горах». У гор на этот счет было свое мнение, поэтому получилась не точка, а запятая.

Организационные вопросы.

Это коммерческий туристический поход, организованный Маршрут Клубом. В гугле и соцсетях можно найти несколько десятков фирм, предлагающих походы по Карпатам, маршруты в основном унифицированные, цены плюс-минус одинаковые. Первый поход сложился с Маршрут Клубом, расписание последующих совпадало с моими планами, поэтому менять организатора не стала, тем более, что все нравилось.

Начало.

Заполнила анкету, получила подтверждение по почте и телефону, что поход состоится, купила билеты на поезд Харьков-Киев Интерсити и Киев-Ивано-Франковск.

В Киеве между поездами успела растянуть прощание с цивилизацией на полчаса в Макдональдсе. В 05-44 вышла на уже знакомый вокзал в ИФ, продолжила прощание с цивилизацией в косплее Макдональдса – Chicken Hut напротив. Созвонилась с ребятами и водителем, около 8-00 погрузились в бусик и поехали. Знакомство с ребятами. В Яремче сел инструктор Анатолий. Около 11-30 вышли в Дземброне, перепаковались, переобулись, переоделись, и собственно тут поход и начался. Надели рюкзаки и пошли навстречу приключениям. Дальше по дням и подробно.

День 1. Привет, Дземброня! 

Я еще помню, как спустилась в тебя 3 месяца назад с Черногоры в слезах со стертыми в кровь ногами, бубня себе под нос нецензурно «больше никогда в жизни не пойду в горы». Мозоли зажили быстро, и все 3 месяца я нетерпеливо ждала момента, когда обстоятельства позволят снова приобщиться к клубу мазохистов :)

Перепаковка, разделили продукты поровну (хотя я бы не отказалась от гендерного неравенства), +4кг на спине. Пошли. Жарко, около +30° на солнце, птички поют. Через 5 минут неспешного подъема с совсем небольшим уклоном понимаю, что мне легче, чем в первые два похода, но все равно тяжело. Отстаю, иду последняя. Жарко, снимаю ветровку, футболку, остаюсь в топе и задаю себе вопрос: зачем я взяла лыжные штаны в такую жару? Только лишний вес на спине. Настроение стараюсь держать в районе нуля, не давая уйти в минус. Треккинговые палки я забыла в Харькове. Денис делает себе, а потом мне, Диме и Артуру эксклюзивные из березы, ручная работа.

Минут через 40-60 делаем привал с перекусом чуть выше сыроварни. Инструктор Анатолий, оценив настрой и кондицию группы (видимо, по ее самому слабому звену) принимает судьбоносное решение не подниматься на седловину за Вухатым камнем, а разбить лагерь для первой ночевки под г. Смотрич (1898м). Анатолий предложил мне место на краю леса, но вид оттуда был не очень, поэтому я поставила на поляне. 

Правило №1 в горах "слушай инструктора, он плохого не посоветует". 

При выборе места для установки палатки я руководствовалась женской логикой: 1) нет явно больших камней 2) красивый вид из окна 3) рядом еще чья-то палатка, чтобы слышать ночью чей-то храп, как подтверждение, что я тут не одна.

По пути к месту разбивки лагеря вдоль тропы я заметила какие-то грибы. Навстречу шли удачливые грибники с полными ведрами, поэтому, установив палатку, я тоже решила пойти попытать счастья. Мухоморная полянка впечатлила, первый раз вижу столько настоящих. 

В лагерь вернулась с добычей, инструктор дал добро использовать это для ужина. Рыжики, жаренные на сале...ммм…

Ничто не предвещает подкрадывающийся сюрприз. В телефоне у меня был сохранен прогноз на несколько дней, и мы знали, что вечером ожидается дождь, но как-то не верилось, ведь ярко светит солнце. 

Меня немного пугала перспектива завтра подниматься к Вухатому камню, я помню этот спуск и понимаю, что в обратном направлении он будет тяжелым. Чтобы не думать о плохом, предлагаю прогуляться немного этим маршрутом к водопаду. Пока я хожу в лесу в поисках грибов, ребята и инструктор уходят к водопаду, Денис и Дима остаются в лагере. Решаю тоже идти к водопаду, тропу вроде помню. Без рюкзака, но все равно идти вверх по валунам тяжеловато. Навстречу спускаются запоздалые грибники и ягодники, прошу показать, что они собрали, никогда не видела чернику и бруснику. Встречаю ребят у водопада, они искупались! Для меня это пока еще за пределами возможного, поэтому просто помыла руки и умылась.

Возвращаемся в лагерь. Начинает немного подкапывать дождь, у Дениса с собой тент. Натягиваем, смакуем бутерброды с рыжиками, стоя под тентом. Где-то далеко тучи как из душа поливают лес. Красиво. Порыв ветра. Дальше помню смутно. Все побежали по палаткам, я стою под тентом с досочкой, на которой лежит бутерброд Дениса. Из душа поливает палатки, тент и меня. Бегу в палатку. Инструктор кричит всем выключить мобильные. 

Дождь, молнии, гром, ветер. Перекличка периодически. Кричу, что у меня все нормально, но на самом деле дуга палатки все время заваливается на бок, т.к. ветер дует слева с хребта четко ей в бок, как в парус, и ткань наклоняется к моему лицу, нежно похлопывая по щекам. Одновременно понимаю, что справа что-то не то — задувает дождь. Ветер расстегивает молнии входа, не понимаю, как закрепить, держу руками. Руки мокрые и мерзнут, в темноте не могу найти перчатки. Фонарик так и не купила даже в 3й поход, надеялась, что телефонного достаточно. Проходит полчаса, час, полтора. У ребят какие-то проблемы, но не вижу, что происходит, только слышу голоса, иногда нецензурные. Лежать тоскливо, хочется с кем-то поговорить, развлекает необходимость левой ногой раз в пар минут подпирать дугу и ставить ее на место, а правой рукой – тащить внизу едущую вверх молнию.

Постепенно гроза уходит. Осторожно выползаем из палаток, пытаясь в темноте оценить масштаб ущерба. Моя палатка действительно непромокаемая, как и обещал производитель, внутри все сухо. Снаружи вырваны несколько колышков, которые я закрепила «и так нормально». Анатолий объясняет, как закреплять растяжки, чтобы молния не раскрывалась, вбивает поглубже колышки. У Володи и Артура все неплохо, а вот Денис и Дима обнаружили, что спать в эту ночь им скорее всего не придется, т.к. палатка протекает, порвалась, затоплена. Они окапывали ее траншеей, укрепляли большими камнями, держали руками. Палатка инструктора Анатолия стояла как монолит, места надо знать :)

Не помню, чем поужинали. Первая ночь длилась вечно. Ветер не стихал, но дождя уже не было. Я проваливалась в сон, просыпалась от ощущения ткани палатки, хлопающей меня по лицу через спальник – это ветер срывал дугу и заваливал боковую часть. Ногой поправляла дугу, поворачивалась на бок, закрывала руками уши, чтобы не слышать завывание ветра и пыталась спать дальше.

День 2. К Вухатому камню (1864м). Не надо мочь. Надо просто идти.

Утром осторожно расстегиваю молнию палатку и выглядываю наружу. Дождя нет, небо почти чистое. Очень свежо на грани с холодно. Палатка Дениса и Димы так и не дала им поспать ночью, поэтому под утро их пустил в свою  Анатолий. Иду умываться, заодно набираю в бутылки воду для приготовления завтрака.  Возле ручья разговорилась с соседом из лагеря напротив. У одного из них ночью палатку сорвало и унесло вниз к Дземброне. Дядечка оказался альпинистом со стажем. Сейчас с женой идет тем же маршрутом, что и мы, по хребту. Обсуждаем вероятность прохождения мною этого же маршрута зимой по снегу. Вердикт – надо пробовать, иначе никак не поймешь.

Тут надо сделать отступление и объяснить, что после 2го похода по Мармаросам у меня в голове засела крепко идея, которую я боялась озвучить даже самой себе даже в уме – я хочу в горы еще. Повыше, чем Карпаты. В Альпы, на Монблан. На Кавказ, на Казбек и Эльбрус. На Луну, Марс  с Илоном Маском. Желания одной категории выполнимости. Несколько недель я жила с этой мыслью, отгоняя ее из сознания, пока наконец-то не сказала вслух самой себе – да, я хочу в большие горы, на Казбек, Эльбрус и Монблан. Пусть сейчас я совершенно зеленый сопливый турист, а вчера еще болела простудами каждый месяц и не могла пробежать 1км. Я озвучила эту идею инструктору Роману, с которым ходила в первые 2 похода и получила план действий на 2017-2018: регулярные беговые тренировки по 1,5-2 часа, осенний поход по Карпатам, раз уже очень хочется, Гималаи, чтобы «понюхать» высоту без снега, зимние Карпаты, чтобы «понюхать» снег и мороз без высоты, Казбек, Эльбрус, Монблан с вариациями.

За неделю до выезда в этот третий поход я узнала об аналогичном зимнем в январе 2018, с ночевками на снегу в палатке и в обсерватории Белый Слон и с занятиями по начальной альпподготовке – хождению в кошках, использованию ледоруба. Одна часть мозга в ужасе кричала «Ты что, сдурела?? Мы все умрем!», а вторая радовалась, что все идет по плану. 

Поэтому все погодные и ландшафтные трудности в этом сентябрьском походе я оценивала по шкале «а теперь представь то же самое, но по снегу и в мороз?» и мне сразу становилось легче.

Позавтракали, собрались, пошли. Мозги боялись подъема и все ждали, когда же наступит предел, а он все не наступал. Ну, нелегко, но не критично. Могу идти, почти не останавливаясь. Второй раз прохожу этот маршрут, но так и не знаю, какая из этих скал зовется Вухатым камнем. 

Брусника! Черника! С закрытыми глазами не отличу на вкус. 

Обед. Хорошо. Мужская часть группы в полном составе. 

Идем дальше, вот и седловина впереди. Вокруг осень. На ночевку спускаемся под Поп Иван, его вершина постоянно кутается в густые серые тучи. Ставим палатки, инструктор Анатолий показывает мне «ось гарне місце», но первая ночь так и не научила меня правилу №1. Ставлю палатку возле Димы и Дениса, т.к. «оттуда лучше вид». Они остаются в лагере, а мы идем на Поп Иван он же Чорногора без рюкзаков. 

Идти недалеко, 3км, подъем совсем небольшой, но почему-то сил нет. Вокруг туман, понимаю, что справа и слева должны быть сногсшибательные виды, но их нет, только 50 оттенков тумана. Рыжая трава, остатки рододендронов. В какой-то момент ребята уходят на несколько десятков метров вперед, и я не вижу их из-за тумана. Очень устали ноги, одышка. В такие моменты во мне просыпается моя слабая субличность и очень просит сесть и поплакать. Продолжаю идти, мысленно кричу самой себе «я больше не могу!!» и тут же слышу в голове свой и как будто не свой спокойный голос «Не надо мочь. Просто иди.» с тоской смотрю вперед и наверх, но вижу только туман. Иду. Вдруг через несколько десятков шагов начинают проступать очертания обсерватории. Ура, я дошла! В июне с другой стороны горы подъем дался намного тяжелее, и я таки поревела от души. 

Часовенка, иконы. В этот раз ничего не прошу. Просто говорю спасибо.  

Фото, видео, прошу хоть 5 минут обзора. На пару минут над нами открывается кусок голубого неба. Все, сеанс окончен, до побачення. 

Бросаю прощальный взгляд на обсерваторию, представляя, как через пару месяцев увижу ее под ледяным панцирем и буду ночевать внутри.

А сейчас всего лишь туман, осень, жизнь прекрасна. Спускаемся в лагерь, ужинаем божественными макаронами с фетой и итальянскими травами, отбой. 

Ветра нет, дождя нет. Но что-то опять идет не так. Из палатки Дениса и Димы доносится какая-то возня и недовольные голоса. Часа в 3 ночи просыпаюсь от ощущения, что задыхаюсь. Слишком затянула капюшон спальника, надышала углекислоты внутрь. Резко сажусь в темноте, дышу и понимаю, что я капец как замерзла. На мне надета термофутболка и термолеггинсы, термоноски, хб штаны, флиска, жилетка, повязка и перчатки. Спальник с температурой комфорта -6С. Сверху накрыта еще флисовым пледом. Не могу согреться. Пробую разные вариации – плед внутрь спальника, жилетку поверх спальника, надела мембранную куртку и лыжные штаны. Да, кстати, кто там ныл в первые часы похода, что зря взяла эти штаны? Холодно. Если лежать на спине ровно, холод как живой пробирается с боков и каким-то немыслимым способом доходит до кожи, начинаю трястись. Если свернуться в позу эмбриона, становится теплее, но начинают болеть колени и плечо, т.к. палатку я поставила на неровной площадке с уклоном и тело съезжает в скользком спальнике по каремату. Постоянно просыпаюсь и меняю бока, трясусь, поправляю плед и говорю себе «Юля, сейчас максимум +5. Как ты собралась ночевать тут зимой в минус 20С?». Не знаю, что ответить, засыпаю. И так несколько раз до рассвета. 

День 3. По Хребту. 

Утром осторожно открываю палатку, выглядываю. Вокруг все в тумане, видимость до 10м. Кажется, 100% влажность. В нескольких метрах от палатки бежит ручей, оттуда тянет бодрящей ночной свежестью. Замечательно, теперь я знаю еще один вариант, как НЕ надо ставить палатку. Сканирую тело на выявление признаков простуды, т.к. всю ночь тряслась от холода. Вроде все нормально, только из носа бежит вода как из крана, вот такая реакция на прохладу (холодом это стыдно называть) и влажность. 

Завтракаем. Денис и Дима тоже ночью боролись с холодом, а сейчас с Анатолием уходят на Поп Иван. 

Теперь после похода я кусаю локти и спрашиваю себя, почему я не пошла с ними? Поленилась, думала, зачем тратить силы на лишние 5 км, если там все равно туман. А там было вот такое чудо. Я потом еще несколько раз просила у ребят телефоны, чтобы посмотреть эти фотографии, надеясь, что когда-нибудь тоже увижу это вживую.

Собираемся, уходим по хребту все дальше от Чорногоры. Постоянно оглядываюсь, благодарю и обещаю вернуться. Вокруг облака и тучи живут своей личной жизнью, не обращая на нас внимание. Куда-то летят, завихряются, перетекают, пару раз вдали подозрительно громыхнуло. Вижу на горизонте Мармароский хребет, г.Поп Иван Мармароский, вспоминаю второй поход с теплом. Обедаем с видом на. Собираем чернику, бруснику и голубику. С закрытыми глазами на вкус не отличу. Собираем исландский мох, чтобы заваривать как чай от простуды. Википедия говорит, что это Цетрария исландская, признанная официальной медициной как средство для лечения ОРЗ и бронхитов. 

Поп Иван Черногорский был нашим первым 2-тысячником из 6. Поблизости еще факультативные Бребенескул, Ребра, Гутин-Томнатик, потом Говерла и Петрос.

Идем не очень быстро, скоро начнет темнеть, сзади попятам идут грозовые тучи. Анатолий предлагает обойти Бребенескул траверсом, мы почти дружно просим подняться. Бросаем рюкзаки почти у вершины и бежим скорее, т.к. туманом затягивает моментально. Попадаем в серую массу,  фотографируемся дружно на вершине, спускаемся вниз. 

Озеро Бребенескул я увидела только издалека. 

На Хребте начала отставать и когда подошла к перемычке между г.Ребра и Гутин-Томнатик, увидела, что на них никто, кроме Владимира не пошел. Вернее, не побежал. Чуя подвох, с надеждой спрашиваю у Анатолия «ну я сбегаю быстро тоже?». В ответ категоричное НЕТ. Обидно. Ну как же так, ведь поход называется ВСЕ 6 двухтысячников Украины. А уже будет не 6. Но понимаю, что быстро_сбегать у меня не получится, туда 700 метров, обратно. А еще набор высоты и селфи на вершине. Задержу всех, рискуем идти по темноте и под дождем.

Ну и ладно, не можешь идти к мечте, лежи в ее направлении.

На г.Ребра тоже не поднимаемся, она остается в каких-то 650м. Уже и не 5 двухтысячников. Понимаю, что «закрыть вопрос с Карпатами и дальше думать о серьезных горах» в этот раз не получится, я обязательно вернусь сюда еще раз, чтобы подняться на оставшиеся двухтысячники и еще г.Шпицы, уж очень понравилась издалека.

Володя возвращается, счастливчик. Вполне логично, что из всех нас максимально возможное количество вершин прошел, вернее, пробежал, он, ультрамарафонец. Не завидуем, а тренируемся :)

Доходим до озера Несамовите, 1700м. Красота. Тело предчувствует надвигающийся комфорт и начинает преждевременно расслабляться. Хочется присесть, прилечь, но нельзя, скоро стемнеет, а над хребтом висят недружелюбные тучи, готовые намочить нас в любой момент. Мобилизуюсь, за 10 минут ставлю палатку, предварительно несколько раз переспросив у Анатолия, хорошее ли я выбрала место, т.к. третью ночью плохо спать я, конечно, смогу, но не хотелось бы. 

Начинает  срываться дождь, молнии. Успела! Забуриваюсь в спальник с выключенным телефоном (недавно прочитала, что надо вытаскивать аккумулятор и уносить все гаджеты на 30м от себя в грозу), пережидаем дождь. Сильно хочется спать, но надо поесть, иначе не будет завтра сил. Дождь заканчивается, все равно лежу в палатке, пользуясь своим гендерным преимуществом, т.к. их пятеро, а от меня толку все равно мало. Зовут ужинать. Уже почти ничего не соображаю от усталости, мне в руки дают миску с горячим борщом, бутерброд с салом, вторую порцию борща, бутерброд, третью порцию борща, кружку с чаем из ягод. Хорошо… доползаю до палатки, и становится все равно, будет сейчас дождь или нет. Володя дает мне термоодеяло на случай замерзания, но после борща с чесноком и горячего ягодного компота мне еще несколько часов очень жарко, сплю с расстегнутым спальником и без половины вещей, в которые куталась предыдущей ночью. Чудеса терморегуляции. 

Ночью просыпаюсь несколько раз от завываний ветра. Сначала где-то далеко нарастает вой, приближается, затихает и внезапно невидимая сила обрушивается на палатку. Но в этот раз она стоит правильно и больше не заваливается, вход надежно закрыт, поэтому можно спокойно спать до утра.

 

День 4.  Говерла, на которую не зашли.  

Просыпаюсь в 6 утра, слышу стук капель по тенту. Ага, пробежка по хребту и йога на рассвете отменяется, сплю дальше.  В 8 утра уже ярко светит солнце. Достаю зеркало, собираюсь идти умываться. Боже, что со мной? Из зеркальца на меня смотрит монгольский алкоголик-пчеловод. Я совершенно не склонна к отекам, а тут явно несколько литров жидкости задержалось на лице и пальцах рук, т.к. их трудно согнуть, как резиновые. Стягиваю носки и вижу глубокие вдавливания на щиколотках. Странно, тут же совсем низко, значит это не горная болезнь. Кажется, кто-то вчера выпил слишком много жидкости на ночь, а ночью боится ходить в туалет. Анатолий объясняет, что это реакция организма на нагрузки, пройдет. Умылась, пошла собирать чернику и карабкаться по склонам над озером. Полчаса посидела в созерцании, но сильно хотелось есть. Завтрак, сборы, собираю еще чернику.

Прощальный взгляд на озеро и выходим на хребет. Володя убегает вперед, чтобы забраться на все вершины по пути, а мы обойдем их траверсом. Погода чудесная, ветра нет вообще, как-то даже странно. Становится жарко. Небо голубое, впереди Говерла. 

Предвкушаю, как трудно будет заходить на нее со стороны хребта, а ведь поднималась только со стороны Петроса и спускалась к Заросляку. Но до Говерлы надо подняться еще на несколько горок, а сил что-то не чувствую. В какой-то момент понимаем, что погода опять с нами шутит. Перед г.Брескул оказываемся в тумане. Подъем, отстаю, опять предательская слабость. 

Впереди столбики бывшей польской? границы.  Села, поплакала пару минут, пожалела себя, «ну зачем же ты, дурочка, сюда поперлась? Ну сил ведь нет, квадрицепсы забились от подъема, а еще лезть на Говерлу-у-у-у-у-у». 

Ок, двухминутка слабости окончена, встаю и иду дальше. Догоняю ребят.

Начинаем понимать, что что-то идет не так. Кажется, на Говерлу уже никто не идет, т.к. ее не видно из-за очень недружелюбной тучи, закрывшей весь обзор и постреливающей молниями. Начинается этап «торг» и попытки перекроить маршрут налету. А давайте пойдем сейчас на Петрос, а на Говерлу завтра. Нет, давайте обойдем сейчас Говерлу траверсом и поднимемся на нее со стороны Петроса. Идем траверсом, идет дождь. Доходим до домика на 1860м, заваливаемся. Обедаем, завариваю чай с мохом, т.к. чувствую, что могу заболеть.

С тоской смотрим наружу.

Интернет не тянет, но связь есть. Звоню в цивилизацию и прошу уточнить прогноз. Гроза, молнии, ливень и сегодня, и завтра. Домик постепенно начинает превращаться в теремок и рискует лопнуть – прибивают и прибывают туристы, спустившиеся с Говерлы или пытавшиеся на нее попасть, как и мы. Обедаем и принимаем нелегкое, но единственно верное решение: просто идти в приют. Не на Говерлу, не на Петрос, а просто в домик, есть и спать. А завтра будет уже завтра. 

Сегодня мы ничего не можем сделать. Да, можно подняться на Говерлу и в дождь, технически это несложно. Можно подняться в туман, понимая, что ничего вокруг не увидишь. Можно рискнуть и пересидеть на вершине в грозу. Но зачем? Я там была, ребята все будут в первый раз. Все хотят вернуться домой живыми и здоровыми. Горы это не аттракцион и не кино, они могут убить. На г.Дземброня стоит памятник двум ребятам, погибшим там в грозу от удара молнии. Мы не амбициозные альпинисты, идущие на вершину любой ценой, а просто любители гор, которых ждут дома.

Выходим из домика. Через 5 минут в очередной раз убеждаюсь, что карма в горах работает мгновенно, не нужно ждать следующего воплощения. Поленилась достать и надеть лыжные штаны – иди час в насквозь мокрых треккинговых. По штанам текло в носки и ботинки, несмотря на бахилы. Через полчаса мембранная куртка прилипла к телу. А как же заявленные 10000мм??? Только на следующий день я поняла, что надо было застегнуть вентиляционные молнии подмышками и липучки на манжетах, мне банально натекло внутрь через рукава. Карма.

Шли по глубокой канаве  с текущим ручьем, местами приходилось проходить ее враскоряку с ногами враспорку и опираясь на палки.

В приют пришла полностью мокрая, но страха, что заболею, уже не было. Просто не думала об этом. Приют это просторный 2-этажный сруб, на первом этаже столы и свободное место, где можно поставить палатки, на втором – полки, как поезде и обеденный стол. Есть 3G Киевстара. 

Поужинали, обсудили планы на завтра. Ложимся спать. Полки рассчитаны на людей ниже среднего роста, я 175, но спать на спине, вытянув ровно ноги, у меня не получилось. Домик неотапливаемый, поэтому нужен спальник. На лавке спать оказалось жестче, чем на земле. Всю ночь шел дождь. Несколько раз просыпалась с мыслью «бебебе, я в домике, не намочишь, палатку не заберешь».

 

День 5. Привет, Говерла. Пока, Петрос.

Ботинки и вещи за ночь не просохли. Итого, у меня есть очень мокрые носки, немного мокрые и сухие, которые станут мокрыми, как только я вставлю ноги в мокрые ботинки. Чуть влажные лыжные штаны и мембранная куртка, сильно влажные перчатки. 

За окном видимость около 10 метров. Прогноз все такой же знущальний. 

Варианты:

1. Идем на Говерлу, но ни черта с нее не видим. Зато на Говерле, ребята шли в поход ради нее. Спускаемся в Заросляк, поход окончен. ЗА – все. Я против.

2. Идем на Петрос, но не факт, что зайдем, т.к. погода см.выше. Я на нем не была в первом походе, будет обидно не попасть и в этот раз. ЗА – я и Володя. Ребята против.

3. Все идут к Говерле, оставляют в домике меня и рюкзаки и идут наверх. Я против.

4. Никуда вообще не идем, спускаемся вниз, идем в баню, едем домой. Все против.

Анатолий держит нейтралитет, но склоняется к Говерле со спуском в Козьмещик. Вот тут я поняла, зачем люди ходят в горы. Мне нужно было выбрать между личными амбициями и коллективным счастьем. Мне скучно и неинтересно идти на Говерлу 2-й раз тем же самым маршрутом, понимая, что награды в виде эйфории от захватывающих дух видов не будет. Будет просто физически непростая работа около 30 минут на подъем и столько же на спуск, а потом несколько км простой ходьбы вниз к Лазещине с пониманием, что на Петрос ты опять не попала. Понимаю, что могу попробовать поубеждать, поплакать, в конце концов, но если все идет не так, как ты хочешь, значит, ты хочешь то, что тебе на самом деле сейчас не нужно по каким-то причинам.

Идем на Говерлу. 

Решительно засовываю ноги в сухих носках в мокрые ботинки, пару немного мокрых носков закрепляю на резинке трусов так, чтобы каждый носок висел на внешней стороне бедра под термолеггинсами, высыхая от тепла тела, надеваю мокрые перчатки и выхожу на тропу.

Через час мы опять под Говерлой, в домике. Анатолий еще раз спрашивает, иду ли я наверх или остаюсь тут в компании рюкзаков. Пошли. Это нудно и неинтересно – просто идти наверх, понимая, что дофамин не включится, а эндорфинами не накроет. 

В какой-то момент ловлю себя на ощущении, что мне нравится просто идти. В тумане, в никуда, не видя ничего, просто передвигать ноги по очереди и понимать, что в этот раз ты почти не останавливаешься и не задыхаешься от одышки. Всё, краник открылся, радость потекла по венам :)

Захожу на вершину последняя, почти совсем без эмоций. Это вообще не похоже на первый раз. Но что это? Я смотрю, как радуются ребята, и тоже начинаю чувствовать радость. За них, за их первую вершину, первое преодоление себя, первую победу. Интересное чувство – сопричастности. Наверное, что-то похожее чувствуют гиды, которые водят сюда людей десятки и сотни раз.

А перчатки-то на мне высохли…

Минут через 40 начинаем спускаться, оглядываясь, не одумается ли Говерла и не разгонит ли тучи. Начинают открываться окошки со стороны Горган. Петрос и Черногорский хребет по-прежнему не видны.  Я все еще торгуюсь – Толик, а может, мы еще успеем попробовать подняться на Петрос? Ну хотя бы обойти траверсом, заночевать под Менчулом, как и предполагает маршрут?

Нет. Иногда НЕТ - это экзистенциальное НЕТ. (с) 

 

Идем в Козьмещик. Там будет душ, баня, мягкая кровать. Постоянно оглядываюсь на Говерлу. Ну пожалуйста, ну покажись. НЕТ.

Выходим в зону леса, переодеваемся в менее теплое. С удивлением обнаруживаю, что высушила на себе носки на бедрах. Обедаем.

В лесу ребята находят много белых грибов. Я тоже ухожу в дебри в надежде повторить успехи первого дня, но все, принесенное мной, Анатолий забраковывает. Вот зачем природе такая мимикрия? Поганки, похожие на рыжики. Поганки, похожие на белые. Поганки, не похожие на поганки, но все равно поганки. Расстроилась, ухожу вперед, надеваю наушники и интровертирую час. 

Приходим в Козьмещик, связь пропадает наглухо. Находим жилье. Пропадаю в дУше на полчаса.  На ужин жареные белые грибы, никогда столько не ела. Комната над баней, очень тепло. Вокруг горячей трубы вещи и ботинки высыхают очень быстро. В моем распоряжении большая двуспальная кровать, сплю по диагонали. Хорошо.

День 6. Яремче.

Просыпаюсь около 8, иду делать зарядку, растяжку, еще одна неудачная попытка сходить за грибами, офигевание от количества мусора и  пустых водочных бутылок в лесу. Качелька над обрывом.

Завтракаем белыми грибами, сборы, бусик. Яремче. Водопад, рынок. Кофе! Сувениры. Прощаемся с Анатолием. Франковск. Володя и Артур завтра бегут полумарафон во Франковске. Я, Дима и Денис сегодня вечером едем в Киев, как оказалось, в одном вагоне, потом в Харьков. Оставляем рюкзаки к камере хранения на вокзале и идем искать культовый паб Десятка. Дальше помню смутно. 4 часа было очень вкусно, тепло и весело. Играем в слова, которые можно поместить в 3-литровую банку. Мозг, которым практически не пользовалась 6 дней, медленно начинает оживать.

Ну, вот и все. До новых встреч! Вокзал, рюкзак, Киев, Харьков. В этот раз грусти нет, т.к. знаю точно, что еще вернусь, и не один раз. 

Хочу еще написать про то, что у меня чаще всего спрашивают.

ДевАчковое. Мальчикам можно и нужно пропустить.

Знакомые девушки часто задают эти вопросы. Трудно оставаться женщиной в походе? Не боишься стать неженственной? Как можно прожить без душа 6 дней и не мыть голову?

Мой небольшой опыт в плане гигиены и красоты в походе такой:

• 1-1,5л горячей воды в бутылке творят чудеса и заменяют горячий душ в походе даже человеку, который в мирной жизни принимает душ по 2 раза в день. Если попросить, гиды оставляют кипяток при приготовлении еды и чая. Рано или поздно на маршруте будет волшебное место, где будет горячий душ. Или баня. Или чан. Или сауна.

• Холодные ручьи тоже имеют право на существование. Хотя бы летом. Я мыла ноги в горной реке, руки, ноги и туловище в ручье. Нет, не заболела. Начала обливаться дома по утрам прохладно-холодной водой, делаю это 5й месяц и перестала болеть простудами.

• Ногти на ногах лучше обрезать под ноль. Педикюр делать перед самым походом не стоит. Все слабые места сразу заклеивать пластырем. Пластыря взять много! Прислушиваться к ощущениям, менять носки, если слишком свободные, затягивать ботинки потуже, попробовать присыпку или тальк, ортопедические стельки. Любым способом стараться предотвратить появление мозолей, т.к. идти все равно придется ногами, как бы больно не было. Без мозолей пройти реально! В этом походе я постоянно прислушивалась к ощущениям в стопах, подтягивала носки, перешнуровывала ботинки, пользовалась детской присыпкой, а пятки заклеила сразу же. В результате ни одного мозоля.

• Ногти на руках тоже лучше обрезать или запилить покороче. При установке палатки или сборе рюкзака их можно сломать о молнии, железки.

• Крем для рук очень нужен, в этот раз я забыла и поплатилась растрескавшейся и воспалившейся кутикулой, обветрившейся, пока я держала молнию палатки несколько часов в первую ночь. Было больно, несколько дней мазала мазью с антибиотиком и заклеивала пластырем.

• Крем СПФ – мастхэв, даже есть утром льет, как из ведра. Потому что солнце может выйти через час или два, а ты забудешь, что утром не намазалась. На высоте около 2000 загар получается быстро, даже если не лето и сквозь облака.

• Крем для лица я беру уходовый, без активных компонентов. Лосьон для снятия крема и макияжа (да, я могу краситься в походе, по настроению, но без скульптурирования и туши, конечно). Все в минитаре, и все равно косметичка получается увесистая и часто становится предметом насмешек.

• Дезодорант, сменное белье, носки – это как бы и так понятно.

• Волосы лучше сразу убирать в хвостик, косу или под бафф, причесываться утром и вечером. Сухой шампунь не пробовала. Честно, меньше всего в походе меня парила свежесть прически. 

• Жирный блеск для губ очень нужен, можно гигиеническую помаду. Из-за частого дыхания, ветра губы сильно пересыхают, лично я беру восковые детские помады «с пчелками» с iherb.com

• Женственно-неженственно – я не думаю об этом в походе. Главное – тепло, сухо, удобно, безопасно. 

Про питание в походе.

Я часто читаю отзывы про походы у разных организаторов,  и иногда встречаются недовольства «бедный рацион, жирное сало, вегетарианцам не подходит». Такие жалобы лично у меня вызывают недоумение. Это Карпаты, всю еду несешь на себе сам. Лично мне достаточно ощутимы те 3,5-4 кг продуктов, которые добавляются к моим вещам. 

В обычной жизни я довольно разборчива в еде, имею определенные проблемы ЖКТ, но идя в поход, я не ждала питание в стиле египетского алл инклюзива. За 3 похода НИ РАЗУ не было такой еды, которую бы я не ела, потому что было невкусно. Лично мне в горах вкусно все! Ну, кроме кетчупа и горчицы, их я не ем и в походе.

Первые 2 похода у меня была проблема – я привыкла есть часто небольшими порциями, а в походе нужно хорошо загрузиться горячим завтраком, через несколько часов обед – бутерброды с сыром и колбасой, батончики, пряники, а вечером уже горячий ужин. Утром в меня не влезало много еды, т.к. я привыкла дома завтракать в 2 этапа. Поэтому к обеду я уже была сильного голодная. Есть натощак сладости я не могу, будет нехорошо. Вечером от усталости не было сил съесть большую порцию. Поэтому из первого похода я приехала сильно отощавшей всего за 3 дня, потом отъедалась 3 недели. Во второй взяла спортивный протеин в порошке и принимала утром до завтрака и вечером после ужина из расчета 75% суточной нормы белка (у каждого она своя в зависимости от веса, роста, возраста и т.д.). Протеин придавал силы, помогал восстановлению мышц, после 2 похода я не похудела. 

В этот поход по Черногорскому хребту я опять взяла протеин, но случилась адаптация – я научилась есть много, полную походную миску и еще добавку. В итоге за 5 ходовых дней я ни разу не испытывала голода, только хороший аппетит, треть протеина привезла назад, т.к. в нем просто не было потребности. 

Единственное, в этом походе мне сильно не хватало жиров в рационе. Вот прямо физически хотелось добавить в овсянку сливочное масло, а борщ заправить зажарочкой. Понятно, что тащить бутылку масла в поход нерационально, но может в какой-то минитаре. 

Сало немного спасало, ну и трофейная бутылка олейны, найденная Денисом, тоже добавила радости, когда жарили белые грибы. В следующий раз возьму для себя разные орехи и какое-нибудь вкусное жидкое масло в пластиковой мини-бутылке типа авокадо или орехового.

Компания, общение.

Как можно идти в поход с незнакомыми людьми? Не страшно? Не скучно? Не напрягает? 

С людьми знакомишься, к концу похода все как родные. Не страшно. Не скучно. Не напрягает. 

Взаимопомощь, взаимовыручка, взаимоподдержка – это бесценно. Когда отстала от всех и идешь, теряя самообладание, уже готовясь поплакать, рядом с тобой останавливается товарищ и подстраивается под твой темп ходьбы. 

Привал окончен, собираешься с силами, чтобы встать, поднимаешь голову, а тебе уже протянул руку товарищ, чтобы легче подняться. Поделиться водой, сникерсом, витамином С, пластырем, скотчем, когда кому-то это нужнее, чем тебе – это бесценно.

Разговоры… люди все уникальные, каждый интересен и неповторим по-своему. Ты как будто проживаешь недолго кусочек чужой жизни, заглядываешь в нее, в мировоззрение другого человека, его ценности, и возможно, возьмешь оттуда что-то нужное для себя.  

Это был первый поход, когда мне не хотелось отгораживаться от внешнего мира наушниками с музыкой. Только после спуска с Говерлы на пути в Козьмещик я ушла в себя от обиды на поганки, ну меня полчаса никто и не трогал. Я тоже старалась не лезть с разговорами, если видела, что кто-то хочет идти молча и сам. Т.е. никакого принудительного общения, все добровольно и с взаимным уважением.

Что дальше?

С нетерпением жду зимние походы, очень хочу узнать, как это – ночевать на снегу. Постепенно собираю снаряжение, тренируюсь, смотрю погодные сводки с Чорногоры и надеюсь скоро увидеть Белого Слона.





Оцените эту статью

Рейтинг статьи: 0 на основе 0 голосов.

Хотите получать новые статьи на email?

Вам нужно будет подтвердить подписку, проверьте, пожалуйста, почту.

Ваш email: